Реставраторы из Строгановки взывают к совести Копцика

Наш город, наукоград Королёв, известен прежде всего как столица космонавтики. У нас работал Сергей Павлович Королёв, создавали первые спутники, РКК «Энергия», ЦНИИМаш, ЦУП и многие другие предприятия. Значение космонавтики в нашей стране всё ещё недооценено, но ещё более недооценен вклад нашего города в искусство – в авангард. Если Подлипки неразрывно связаны с космонавтикой, то Костино – с авангардом, и тут важно вспомнить Болшевскую трудовую коммуну – воспитательную коммуну для детей-беспризорников.

В 1929 году на улице Орджоникидзе был построен дом Стройбюро по проекту архитектора Лангмана, который также проектировал здание, где сейчас работает принтер ГосДума РФ. У нас же в Стройбюро, а точнее, в клубе на первом этаже, художник-авангардист Василий Маслов написал на стенах несколько росписей в стиле авангарда на самые актуальные темы – «Ленин и электрификация» и «Рабочий класс и индустриализация». Таких росписей нигде в мире почти не осталось, а тем более в таком состоянии, это уникальное открытие могло превратить Королёв в столицу авангардного искусства с соответствующим потоком туристов, но в дело вмешались Швондеры…

«Ленин»
«Рабочий класс»

Десятилетия эти росписи оставались под слоями газет и обоев, десятилетиями искусство авангарда терялось и исчезало, а у нас оставалось. Сокровище было найдено после череды поджогов и попыток снести здание, чтобы воткнуть многоэтажку в дорогом и живописном месте. Под намокшими слоями истории городской краевед Евгений Рыбак обнаружил сохранившиеся росписи, уникальное культурное наследие. После череды бюрократических решений, сам дом Стройбюро признали объектом культурного наследия, а одну из двух росписей – «Ленин и электрификация» – студенты и преподаватели Московской художественно-промышленной академии имени С.Г. Строганова сняли со стены и отвезли к себе на безвозмездную реставрацию, которая завершилась к концу 2016 года. Фото из фейсбука Ольги Мельниковой: ссылка.

Комнату с росписью «Рабочий класс и индустриализация» в 2014 году законсервировали. А в марте 2015 года фасад дома Стройбюро был снесен неизвестными в масках, но комната с роспись осталась невредима, а так как здание – объект культурного наследия, то было возбуждено уголовное дело с перспективой сесть на 6 лет. На дворе апрель 2018, а неизвестных всё ещё ищут.

После сноса новая власть публично заявила, что и Стройбюро – развалины, и восстанавливать смысла нет, и вообще всё это дорого. Долгое время Администрация провела за попыткой снять статус культурного наследия с Дома Стройбюро, о чем публично сообщил заместитель руководителя Администрации по градостроительству Сергей Викторович Иванов.

В конце декабря 2016 года сгорело ещё одно здание Болшевской трудовой коммуны – Чикаго, и вновь Администрация обращалась и натравливала жителей на Главное управление культурного наследия. Не вышло, ведь за несколько дней до пожара Главное управление культурного наследия Московской области признало здание Объектом культурного наследия. Я считаю, что пожар произошел неслучайно, и это связано с тем, что дому присвоили статус ОКН. Выявили – сразу сгорело.

В Московской области есть хороший депутат депутат Московской областной Думы Олег Рожнов – инициатор восстановления Стройбюро, разбора завалов, именно он потратил очень много сил, энергии и времени, и путем нечеловеческих усилий заставил таки Администрацию Королёва заняться разбором завалов и восстановлением здания в изначальном виде.

Как всегда, Администрация Королёва пошла своим путем и объявила, что отныне восстановление Стройбюро – их инициатива, они тут больше всех ратуют за сохранение объектов культурного наследия, а все эти активисты Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры – лжеактивисты и бузотеры (тм).

До разбора завалов

А при самом разборе завалов, роспись Маслова «Рабочий класс и индустриализация» была соскребана со стен. Как так, спросите вы? А я вам отвечу: назло. Показать, что их, великих, никакие активисты ничего заставить сделать не могут. Разбор завалов велся несколько дней, велся бессистемно и без приглашения специалистов в момент разбора. Представители Строгановки просили пригласить их на момент разбора комнаты, где и была настенная роспись, просили разбирать очень аккуратно, чтобы, даже если роспись упала на пол, её можно было бы собрать. И что вы думаете? Вычистили всё вплоть до земли. Фото из фейсбука Ольги Мельниковой: ссылка.

После разбора завалов

В апреле местный активист, помощник депутата, сотрудник городского музея и историк архитектуры Андрей Чермошенцев написал в сети, что за уничтожение росписи несет ответственность Администрация Королёва. Эти слова так сильно ударило по огромному самолюбию Руководителя Администрации, что он публично облил Чермошенцева грязью, уволил из музея, Андрея сняли с должности помощника депутата, а руководитель Администрации написал в сети, что ВООПИиК и Строгановка были при разборе завалов и ещё больше всякой ерунды. Оранжевым цветом выделена неправда и, как видите, правды здесь очень мало: из 15 предложений 11 содержат прямую ложь.

Наверное, сложно передать весь спектр эмоций от такой откровенно лжи офицера и военкома, муниципального служащего. Однако, у реставраторов Строгановки нашлось, что заявить Руководителю Администрации Королёва. Художник-реставратор Анастасия Бузылева:

Слова руководителя Администрации Г.О. Королева, Копцика Ю.А. о панно «Рабочий класс» Василия Маслова в Доме Стройбюро: «…После разбора завалов, который проводился 12, 15, 28.02.2018 и 14,15.03.2018 специалисты осмотрели помещение, в котором предположительно могли располагаться настенные росписи. В ходе осмотра выяснилось, что масляные живописные стеновые росписи и их фрагменты на стенах и на полу отсутствуют, о чем составлен и подписан соответствующий акт. …»

Ни реставраторы из Строгановки, ни королёвские активисты ВООПИиК никаких подобных актов не подписывали. Где можно ознакомиться с этим актом?

А куда же делась эта живопись, обнаруженная в ноябре 2013 года? Может быть, всем свидетелям её нахождения в этой комнате, померещилось? Или её незаметно украли из-под завала неизвестные лица, обладающие навыками незаметного снятия фрагментов живописи со стены в экстремальных условиях? Или что? Может, эти специалисты не знают как живопись выглядит? А оставшиеся небольшие фрагменты на стенах ни на что не намекают?

Наблюдая за процессом реставрационных работ на панно «Электрификация», которые вели дипломники под руководством художников-реставраторов высшей категории Бурого В.П. и Борисовой Н.Л. на кафедре реставрации монументально-декоративной живописи МГХПА им. С.Г. Строганова в 2015/16 учебном году, были полны энтузиазма и надежд по поводу того, что на следующий год уже наш курс будет заниматься реставрацией панно с другой стены.

Осенью 2016 года намечались какие-то подвижки в этом деле, мы ездили смотреть на завалы для оценки масштабов ожидаемых работ. И все там было осуществимо для наших задач, стены с живописью были целые.

Для начала работ нужно было всего лишь разобрать завал вокруг входа в комнату. Завал, кстати, состоял из очень крепких фрагментов кирпичной кладки с раствором, которые даже после варварских и незаконных действий группы неустановленных лиц при помощи строительной техники не рассыпались в труху, что намекает на прочность конструкций уничтожаемого дома. Кафедра была готова принять живопись в работу. Но ничего сделано не было.

Этой зимой, наконец начались какие-то подвижки. В феврале 2018 года был снят репортаж, про то как всё сделают, что осталось — сохранят, что разрушили — восстановят. https://youtu.be/lp7L8GFeDU0

По итогам — живописи нет. Завал разобран и весь строительный мусор из комнаты, вместе с фрагментами живописи — вывезен.

Просто удивительно, сколько сил было потрачено на уничтожение выявленного объекта культурного наследия Дома Стройбюро, какое упорство было проявлено — множество поджогов, снос, а теперь и такое завершение многолетней истории росписи.

А вот что пишет Ксения Мокрова – художник-реставратор из Строгановки:

Наверное, о том, что уже давно накипело по поводу Болшевской трудовой коммуны и дома Стройбюро, в котором находилась (именно «находилась») композиция Василия Маслова «Рабочий класс»:

10 октября 2016 года, я присутствовала на руинах дома Стройбюро с художниками-реставраторами высшей категории: Н.Л. Борисовой и В.П. Бурым. Мы хотели осмотреть состояние живописи и планировали её дальнейшее снятие, возможно, как вариант диплома для нашего курса.

Стена, на которой располагалась композиция, была прикрыта единым обломком крыши, комната просматривалась лишь через окно. Были видны остатки обоев и под ними, крупные фрагменты красочного слоя по всей длине стены. Проблема была лишь в том, чтобы аккуратно разобрать завал с помощью строительной техники, затем оклеить и снять живопись. Для этого Борисова Н. Л. предлагала полную помощь и поддержку нашей кафедры (РМДЖ, МГХПА им. С.Г. Строганова). И что мы имеем теперь, якобы, завалы разобрали, а стена оп! и оказалась чистой и ни следа ни фрагмента на полу!

Прямо-таки мистические чудеса, когда всем кто видел живопись, наверное, «показалось»! В конце концов, имейте совесть ПРИЗНАТЬ свой «идиотический» провал и ОТВЕТИТЬ за вандализм и уничтожение объекта культурного наследия.

Такого же мнения и Мария Миронова – заместитель председателя королёвского ВООПИиКа:

 У Юрия Копцика есть целая придворная свита, состоящая из псевдоактивистов, псевдокраеведов и псевдожителей. Интересным и забавным мне кажется комментарии некого Артёма Мееровича, который ринулся защищать Юрия Анатольевича от нападок бузотеров (тм). С этим персонажем из комментариев я знаком давно, по какой-то причине он постоянно либо лжет в комментариях Вконтакте, либо говорит правду, но что-то да переврет так, что прямо противоположно правде. Прямо как Чубайс. Но спор с подлецом не имеет смысла, так что я обычно пишу ему в ответ комментарий – билет в пешее путешествие.


А вот интересный комментарий жителя дома рядом со Стройбюро. Тут надо пояснить, что она живет в кирпичном доме, который планировался к сносу с последующей застройкой на его месте и на месте Стройбюро многоэтажными домами, но активисты не дали культурное наследие нашей страны превратить в прах, и она осталась жить в нормальном кирпичном доме на той же площади. Купить другую квартиру в другом доме она не догадалась.

На последний комментарий очень грамотно ответила Ольга Мельникова – председатель Королёвского ВООПИиКа:

И тут вступает в дело «старейший городской краевед» (тм). Она заявила, что снос Стройбюро – справедливость за снос храма (снесли после революции). Срочно звоните на Богомолова-8!

История эта длится ещё с 2013 года и, кажется, ей нет и не будет конца, подробно она описана в постах: Стройбюро всё, Ленин в КИМе, Рабочий класс уничтожен, Как обманывают жителей Королёва – Юрий Копцик и Стройбюро. Никогда ещё Королёв не подвергался такому варварскому разграблению культурного наследия как при действующей власти. Почему? Все эти руководители, Главы, замы и прочие не имеют родины в том смысле, в каком она есть у жителей Королёва. Они понятия не имеют, что можно любить то место, где живешь. Им главное – давить-давить-давить.